20 МАРТА 2012
«СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ ГУМАНОИДОВ»

Дэвид Кристиан, президент Международной ассоциации Всемирной истории:

"Можно предположить, что если в среднем гуманоидная цивилизация выживает в течение 2000 лет после вступления во вторую стадию, тогда есть только одна или две гуманоидных цивилизации во всей Галактике в конкретный момент времени. В таком случае мы не столкнемся с ними. И даже не будем знать, как трагически похожи наши истории".


Я хочу поблагодарить организаторов за приглашение принять участие в конгрессе. Это большая честь – быть здесь. Мое выступление завершает этот долгий день. Я надеюсь, оно не будет слишком серьезным. Речь идет о космических захватчиках, тема моего выступления «Сравнительные истории гуманоидов», однако здесь есть и серьезная проблематика.

 

Бенджамин Крэйг очень красноречиво рассказывал об Универсальной истории, которая рассматривает человеческую историю в космологическом аспекте. И это действительно мощный инструмент для размышлений о будущем нашего вида. Другая дисциплина, которая тоже помогает размышлять о будущем, – это выросшая из научной фантастики астробиология.

 

Я хотел бы рассмотреть несколько вопросов. Одни ли мы во Вселенной? Можем ли мы связаться с другими видами гуманоидов? Можем ли мы представить себе университет будущего, в котором был бы учебный курс «Сравнительные истории гуманоидов», и если да, то что этот курс рассказал бы о нашем собственном виде? Представляю вам пособие для будущего университета. Оно анонсирует новый предмет под название «История 100: Сравнительные истории гуманоидов», в рамках которого можно будет сравнить и сопоставить истории разных цивилизаций гуманоидов в различных звездных системах. Основное внимание будет уделяться тому, как и когда гуманоидные цивилизации появляются и насколько успешно они выживают в течение длительного периода времени. Мне интересно, могу ли я догадаться, каким образом будет выглядеть содержание этого предмета. Сегодня мы можем изучать этот вопрос на более высоком уровне, чем 50 лет назад. У нас намного больше доказательств, и у нас есть гораздо больше теорий.

 

Итак, насколько редки человекоподобные, или гуманоидные, виды во Вселенной? Насколько удачливы вы и я, потому что родились гуманоидами? Каковы наши шансы появления на свет в виде человекоподобного существа, а не в виде соринки пыли, или метеорита, или таракана? Этот вопрос задал Будда более чем 2000 лет назад. И я хотел бы начать с его замечательного ответа. Будда сказал своим ученикам на красивом, ритмичном языке сутры: «Представьте себе, о ученики, что вся земля покрыта водой, и кто-то бросил в воду ярмо. Теперь предположим, что раз в сто лет слепая черепаха поднимется на поверхность. Каков шанс, что черепаха положит свою голову в отверстие ярма?». Ученики Будды ответили: «Вряд ли это случится». И Будда сказал: «Это так же невероятно, как и то, что кто-то родится человеком».

 

Сегодня мы задаем себе аналогичный вопрос: какова вероятность контакта с другими гуманоидами? Астробиологи при ответе на него используют уравнение Дрейка. Оно было разработано американским астрономом Фрэнком Дрейком в 1960 году и похоже на уравнение, но на самом деле это ряд вопросов. Я буду использовать упрощенную современную версию уравнения. Позвольте мне объяснить это кратко. С присущей мне скромностью я не буду говорить о всей Вселенной (улыбается), я буду говорить об одной Галактике. 

 

Какое количество видов гуманоидов сейчас существует в нашей Галактике? N – это количество разумных цивилизаций, которые существуют в нашей Галактике. Для вычисления их количества между собой перемножаются несколько параметров: количество звезд, образующихся в год в нашей Галактике, доля звезд, обладающих планетами, среднее количество планет с подходящими условиями для зарождения цивилизации, вероятность зарождения жизни на таких планетах, вероятность возникновения разумных форм жизни на планете, на которой есть жизнь, отношение количества планет, разумные жители которых способны к контакту и ищут его, к количеству планет, на которых есть разумная жизнь, и наконец – время жизни такой цивилизации.

 

Уравнение Дрейка по-прежнему в значительной степени основано на догадках. У меня нет к этому сильных претензий. Но сегодня мы знаем намного больше, чем Фрэнк Дрейк в 1960 году. Поэтому, возможно, дадим ответы на некоторые вопросы более точно.

 

Давайте начнем. В Млечном Пути, возможно, около 400 млрд звезд. 400 млрд – это много. Если произносить одну цифру в секунду без перерыва на сон 24 часа в сутки, подсчет от единицы до 1 млн займет у вас чуть больше 11 дней. Подсчет до миллиарда займет у вас в 1000 раз больше времени – около 32 лет. Если считать до 400 млрд, это займет у вас около 13 тысяч лет – больше времени, чем прошло с момента последнего ледникового периода. Впечатляет, не правда ли?

 

А сколько из этих звезд могут иметь планеты? За последние 15 лет мы научились обнаруживать планеты вокруг ближайших звезд. Спутник «Кеплер», запущенный в 2009 году NASA, разыскивает звезды в нашей области Галактики и находит их сотнями, благодаря чему у нас есть доказательства, что планетные системы очень распространены.

 

В январе 2012 года я наткнулся на статью, предполагавшую, что планет может быть больше, чем звезд. Вычислено даже их среднее соотношение – 1,6 планеты для каждой звезды. Если на каждую звезду приходится одна-две планеты, это означает, что от 400 до 800 млрд планет могут существовать в нашей Галактике.

 

Давайте предположим, что у каждой звезды есть одна планета. Значит, в нашей Галактике могут существовать 400 млрд планет. В последнее время мы получаем все больше данных в доказательство того, что большинство из этих планет являются каменистыми небесными телами, сопоставимыми по размеру с Землей. Вот несколько иллюстраций некоторых последних находок, воссозданные художниками. Сколько из этих планет могут быть благоприятными для жизни? И что значит «быть благоприятными для жизни»? Для этого планете нужно быть каменистой, в ее составе должно быть много химических элементов. Она должна иметь стабильную орбиту, не слишком непредсказуемую. Необходима также поверхностная вода в жидкой форме, так как комплексная химия практически невозможна в газах или твердых телах. Так что температура планеты должна оставаться в узком диапазоне, что позволяет воде существовать в жидком виде. Вода действительно является ключом к жизни.

 

Так сколько же планет могут быть благоприятными для жизни? В нашей Солнечной системе, возможно, три планеты и несколько спутников были жизнеспособны в одно время, но только одна из планет оказалась заведомо благоприятна для жизни. Так что я собираюсь сделать предположение, что 10% планет могут быть благоприятны для жизни. Это означало бы, что существуют 40 млрд жизнеспособных планет в нашей Галактике.

 

Но сколько из них действительно благоприятны для жизни? Здесь мы тоже знаем больше, чем в свое время Фрэнк Дрейк. Мы знаем, что на нашей планете бактериальная жизнь появилась почти сразу после того, как планета достаточно остыла для появления жизни – приблизительно 3,8 млрд лет назад. А это говорит о том, что на благоприятной для жизни планете, скорее всего, появится жизнь. Однако мы говорим о жизни в самом простом ее проявлении – в виде бактерии. То есть в нашей Галактике существуют 40 млрд жизнеспособных планет, но кто хочет разговаривать с бактериями? Какая часть из этих 40 млрд может быть домом для цивилизации человекоподобных существ?

 

Так, дальше сложнее. Что мы подразумеваем под гуманоидами? В исходном уравнении Фрэнка Дрейка у него был термин F-интеллект. Он поставил знак равенства между гуманоидом и интеллектом. Теперь я понимаю, что это ошибка, большая ошибка. Есть много разумных видов живых существ на нашей планете. Некоторые из них имеют мощную систему коммуникации, могут обмениваться информацией друг с другом, накапливать ее от поколения к поколению. И при этом не быть гуманоидами.

 

Я собираюсь предложить свое определение гуманоидных разновидностей. Гуманоиды – не важно, на кого они похожи (они могут быть похожи на осьминогов), но они способны к коллективному обучению и строительным технологиям. Так какое количество планет обладает не просто жизнью, но разумной жизнью гуманоидов? Такие планеты встречаются значительно реже, чем те, на которых живут бактерии. Есть много эволюционных этапов между бактериями и гуманоидами. На нашей Земле преобразование от бактерии до человека заняло почти 4 млрд лет. Это почти одна треть возраста Вселенной. Таким образом, нам нужны планеты, которые остаются благоприятны для жизни в течение миллиардов лет. И это уже трудно.

 

На Венере и Марсе, возможно, могла когда-то появиться жизнь, но обе эти планеты перестали быть благоприятными для жизни по различным причинам. Я предположу, что гуманоиды развиваются на одной из тысячи жизнеспособных планет. Если я прав, это будет означать, что 40 млн цивилизаций гуманоидов могло быть в нашей Галактике. Итак, 40 млн видов гуманоидов, возможно, развивались в течение 10 млрд лет.

 

А сколько разновидностей существует сейчас? Это последний параметр в нашем уравнении. Для его оценки мы должны понять, в течение какого времени гуманоидные цивилизации существуют и выживают. Для того чтобы разобраться в этом, мы и должны создать тот курс по сравнительной истории гуманоидов.

И мое определение разновидностей, движимых коллективным обучением, будет здесь полезно.

 

Итак, позвольте мне предположить, как может выглядеть история гуманоидов. Мы представляем себе вид, способный к коллективному обучению, вероятно, это первый такой вид на планете. Первый этап развития цивилизации – это детство, постепенное создание технологий. На нашей планете технологии создавались более 100 тысяч лет. Некоторые технологии ускоряют процесс обмена идеями, например письмо или печатный станок. Технологии становятся все более мощными, численность населения растет, цивилизация потребляет все больше ресурсов. Темпы научно-технического прогресса становятся настолько быстрыми, что в конце концов цивилизация вступает во второй этап – подростковый возраст. Изобретаются новые формы энергии на нашем ископаемом топливе, увеличивается контроль энергии, изобретается ядерное оружие, ускоряется рост населения. Вот график, показывающий это. Мы можем наблюдать это в показателях потреблении энергии. В последние 200 лет происходит ошеломляющее увеличение потребления энергии на душу населения. Теперь каждый из нас в среднем потребляет в 100 раз больше энергии, необходимой для того, чтобы выжить. Мы даже умудряемся наполнять Солнечную систему космическим мусором. Существуют десятки миллионов мелких частиц, движущихся на скорости 28 000 км/час, что очень опасно для космического корабля. Таким образом, перед вами картина гуманоидной цивилизации подросткового периода, демонстрирующей свои технологические мышцы. И на этом этапе цивилизация становится видна другим гуманоидным разновидностям, если они существуют.

 

Когда Оппенгеймер, научный руководитель Манхэттенского проекта, стал свидетелем первого ядерного испытания в июле 1945 года, он вспомнил слова бога Вишну: «Я стал смертью, разрушителем миров». Второй этап знаменует собой опасный кризис для всех видов гуманоидов. Если они способны к коллективному обучению, то в конечном счете они станут разновидностью, изменяющей планету. И получат возможность ее уничтожить.

 

Есть удивительный послевоенный научно-фантастический роман под названием «Страсти по Лейбовицу». Книга начинается в средневековом мире, после ядерной войны, постепенно в этом мире заново возникли науки, люди заново научились создавать ядерное оружие и снова его использовать. Неужели на втором этапе все гуманоидные виды разрушают самих себя? Могут ли гуманоидные цивилизации преодолеть второй этап? Или они похожи на галактических светлячков: мерцают то в жизнь, то в темноту? Если это так, то наши шансы столкнуться с другими гуманоидами очень ограниченны.

 

Можно предположить, что если в среднем гуманоидная цивилизация выживает в течение 2000 лет после вступления во вторую стадию, тогда есть только одна или две гуманоидных цивилизации во всей Галактике в конкретный момент времени. В таком случае мы не столкнемся с ними. И даже не будем знать, как трагически похожи наши истории.

 

Но это пессимистичная оценка. Возможно, коллективное обучение сделает гуманоидов такими развитыми, что они могут найти хитрый способ преодолеть проблемы второй стадии и таким образом войти в третий этап своей истории.

 

Третий этап – это зрелость и устойчивость. Как добраться до третьей стадии? Излишне говорить, что человеческая цивилизация находится на второй стадии, и совсем скоро с этой проблемой столкнемся все мы. Перейти от второй стадии к третьей – главная задача для всех гуманоидных цивилизаций в любой точке Галактики. Это похоже на вождение автомобиля в момент аварийной ситуации. Вы должны увидеть проблему и успеть свернуть, чтобы избежать столкновения.

 

Увидеть опасности и избежать их поможет Универсальная история, потому что она показывает глобальную перспективу в космологическом аспекте. Теперь мы видим опасности очень ясно, и это обнадеживает. Однако можем ли мы понять неэффективность технологий второго этапа и перейти к технологиям, которые помогут улучшить жизнь без чрезмерного потребления ресурсов? Есть обнадеживающие признаки: рост численности населения замедляется, мы используем меньше неэффективных технологий. Это прекрасно.

 

Это маленький насос (комментирует один из слайдов презентации), состоящий из одной молекулы, длиной в одну миллиардную часть метра. Она вращается 50 раз в секунду вокруг одного атома серы. Этот насос может быть использован, чтобы качать кровь по клеткам. Вот еще один пример из области нанотехнологий. Можем ли мы это сделать?

 

Мы также должны переосмыслить то, что мы подразумеваем под развитием. Мы должны изменить наши представления о развитии цивилизации от возрастающего потребления к благополучию. Мы должны тщательно продумать, что мы подразумеваем под хорошей жизнью. После определенного уровня благосостояния, благополучия хорошая жизнь не зависит от большего потребления. Она совместима с выживаемостью.

 

Итак, вернемся к уравнению Дрейка. Если гуманоидные цивилизации достигнут третьего этапа, они смогут существовать гораздо дольше. Таким образом, шансы встретить другую цивилизацию значительно увеличатся. Если цивилизация выживает в течение 200 тысяч лет после вступления в третий этап, нас могут ожидать от тысячи до двух тысяч других видов гуманоидных цивилизаций в Галактике. Поэтому наши шансы встретиться с ними существенно увеличиваются.

 

Это один из способов размышления о нашем будущем. Ни один из моих выводов не следует воспринимать слишком серьезно. Но я думаю, что понимание этих вопросов поможет нам размышлять о нашем будущем. Эта трехступенчатая модель истории гуманоидных цивилизаций может быть очень полезным способом анализа человеческой истории. Начало, кризис, зрелость. И главная проблема, с которой предстоит встретиться всем гуманоидным цивилизациям, – достигнем ли мы третьего этапа.

 

Я благодарю вас за внимание.


Новости
07.06.2012
В Москве в рамках Конгресса Global Future 2045, который состоялся в феврале 2012 года, прошел круглый стол «Диалог конфессий».
21.02.2012
Конгресс “Глобальное будущее 2045” после трех дней пленарных заседаний завершился 20 февраля круглым столом, посвященным формированию…
20.02.2012
В дни проведения международного конгресса Global Future 2045 в Москве, Министерство обороны США и Агентство передовых оборонных…
20.02.2012
Александр Болонкин, астрофизик, старший научный сотрудник NASA, обратился к руководству и участникам международного конгресса «Глобальное…
19.02.2012
Манифест Барри Родрига на конгрессе GF2045: "Будущее – это измерение, к которому стремятся все формы жизни".