26 МАРТА 2012
“СОЗНАНИЕ И МОЗГ: ПЕРСПЕКТИВЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА“

Давид Израилевич Дубровский, д.ф.н., профессор, гл. н. с. Института философии РАН, сопредседатель Научного совета РАН по методологии ИИ

 

Для того чтобы изменить гибельный вектор развития земной цивилизации, вызванный экологическим кризисом и другими глобальными проблемами, необходимо изменить сознание массового человека. Но это означает, что нужно изменить природу человека, т.е. определенный комплекс его психических свойств, которые обусловлены биологически и неизменно воспроизводятся во все эпохи и у всех народов. Это, прежде всего, агрессивность к себе подобным, мощные эгоистические и непомерные потребительские интенции. Эксперты предрекают к 2045 году экологический кризис, коллапс, планетарную катастрофу, и это имеет основание. Но главное, что не видно никаких реальных сил, способных противостоять этому.

 

На таком фоне особенно значимыми являются идеи проекта «Россия 2045». Они воодушевляют, несут надежду сформировать такой социальный субъект, который был бы действительно способен изменить нынешний вектор развития земной цивилизации, т.е. сконцентрировать мощные интеллектуальные, финансовые, информационные и организационные, а со временем, может быть, и политические ресурсы. Конечно, мы хорошо понимаем дистанцию между великой целью и ее достижением, мы отдаем себе отчет в проблематичных аспектах проекта, в некоторых завышенных авансах (например, что к 2015 году мы сделаем полную схему работы мозга – это вызывает у меня некоторые сомнения) и так далее. Но этот проект, безусловно, заслуживает всемерной поддержки. Он инициирован молодыми людьми, полными веры в свою высокую миссию. Это яркий акт пассионарности, так бы я сказал, вызов нашей академической общественности, среднему, сероватому научному сознанию, лишенному порывов вдохновения. Проект такого масштаба немыслим без риска, самоотверженности, интеллектуальной отваги, балансирования на грани невозможного, и это обязывает участников проекта к постоянным размышлениям, направленным на оптимизацию его составляющих, в том числе и к критическим размышлениям.

 

Как справедливо отметил в своем программном докладе инициатор проекта Дмитрий Ицков, наша цивилизация стоит «на грани тотальной утраты смысловых ориентиров». Сейчас, в условиях беспрецедентного разрастания абсурда в общественной и личной жизни, главным, наиважнейшим в философии является экзистенциальный вопрос «Зачем?» – в чем подлинный смысл нашей деятельности и нашего существования? Это относится и к нашим усилиям добиваться продления жизни, а потом и бессмертия, создания сверхчеловека со сверхвозможностями, как это формулируется в программе проекта, т.е. своего рода реализации идей Ницше, Соловьёва и других выдающихся мыслителей. Идея о сверхчеловеке – это старая и знакомая нам идея. И самый трудный пункт здесь, конечно – это изменение сознания массового человека. Это касается и вопроса, который беспокоит всех нас, – о смысле достижения бессмертия.

 

Обычно обсуждаются три варианта достижения бессмертия: первый – это пересадка мозга в искусственное тело, второй – перепись всей информации из мозга в чип (это очень хорошо было описано еще в 1998 году профессором Александром Болонкиным, в то время было большое интервью в газете «Известия»), и третий – создание искусственного мозга. Коротко рассмотрим эти варианты.

 

Первое. Когда идет речь о пересадке мозга в искусственное тело, то мы должны иметь в виду, что речь идет об отдельных личностях, которые имеют не только свои индивидуальные особенности, но и те инвариантные свойства, которые присущи психике человека. И нетрудно предположить, что такие сверхлюди с их прежним сознанием будут делать то же самое, что они делали, когда находились в своем бренном теле, т.е. заниматься разборками, воевать, обманывать друг друга и т.д. Можно предположить, что под влиянием изменившихся потребностей и в связи с новым типом тела их сознание, цели их деятельности изменятся со временем, однако радикальные перестройки сознания маловероятны, так как у них сохранятся прежние генетические программы психической деятельности.

 

Также и перепись всей информации в чип сохранит основные психические свойства нынешнего homo sapiens. И опять возникают всё те же экзистенциальные проблемы.

 

Решительный шаг делается в третьем случае: здесь исключается зависимость личности от существующих генетических программ психической деятельности. Но тогда возникает вопрос о конструировании нового вида сознания, что предполагает разработку его новых ценностно-смысловых и деятельно-волевых структур, проектирование подходящих для бессмертного существа экзистенциальных программ.

 

Вместе с тем, в последних двух вариантах перед нами возникает фундаментальная трудность. Она состоит в том, что наше сознание обладает неотъемлемым и специфическим качеством субъективной реальности, которая характерна для наших чувственных образов, мыслей, желаний, воли. В философской литературе она также обозначается терминами «ментальная», «феноменальная», «интроспективная», «субъективный опыт», «квалия» и другими. Это наша внутренняя виртуальная реальность, на основе которой выстраиваются все остальные виды виртуальной реальности. Субъективная реальность персональна, она как бы временно отсутствует в глубоком сне, в случаях потери сознания и навсегда пресекается смертью. Она есть единственное удостоверение того, что личность существует. Нет ее – нет нас.

 

Уникальность этого качества (например, мысли) состоит в том, что ей нельзя приписывать физические свойства и пространственные признаки. Это всегда служило камнем преткновения для науки: как сохранить это качество, переписывая информацию из мозга в чип, как создать его и воплотить в искусственном мозге? Для этого надо знать, как оно осуществляется в живом мозге. Наши знания в этом отношении крайне недостаточны, однако у нас есть убедительные теоретические основания полагать возможность воспроизведения этого качества на небиологических субстратах.

 

Это определяется принципом изофункционализма систем (хорошо известны работы Тьюринга). Его суть в том, что одна и та же функция или система функций может быть воплощена и реализована на субстратах, имеющих различные физические свойства (модельный пример: удалили зуб и заменили его искусственным – функция та же, субстрат другой). Точно так же возможна замена любого другого органа – хорошо известные вещи. Где предел этому? Теоретически – такого предела нет, ибо любые функции могут быть воспроизведены на иных субстратных началах. Принцип изофункционализма дополняется принципом инвариантности информации по отношению к физическим свойствам его носителя. Это означает, что одна и та же информация может кодироваться и передаваться разными по своим физическим свойствам носителями (хорошо понятная каждому вещь). Следовательно, информационные процессы, представляющие явления субъективной реальности, в принципе могут моделироваться и воспроизводиться на других, небиологических субстратах.

 

Несколько подробнее об этом. Согласно информационному подходу к проблеме сознания и мозга, явления субъективной реальности (скажем, переживаемый мной образ дерева или черного квадрата) есть информация о данном предмете, информация же необходимо связана со своим носителем. Таким носителем, согласно данным нейронауки, является определенная мозговая нейродинамическая система. Обозначим эту информацию А, а носитель Х. Каков характер связи между А и Х? Это вроде бы простой, но очень глубокий и, я сказал бы, центральный вопрос. Говоря коротко, связь между А и Х носит функциональный характер, представляет собой кодовую зависимость, сложившуюся в филогенезе и онтогенезе. А и Х – явления одновременные и однопричинные, они находятся в отношении взаимооднозначного соответствия. То есть Х есть кодовое воплощение А. Основательное исследование связи А и Х, структурной и функциональной организации систем типа Х означает расшифровку кода и тем самым познание специфических информационных процессов, которые производят качество субъективной реальности, – в отличие от тех, которые протекают «в темноте», не сопровождаясь осознанием информации.

 

Как известно, вслед за расшифровкой генетического кода достигнуты значительные успехи в расшифровке нейродинамических кодов психических явлений. Имеется большая литература, я приводил один пример выдающегося результата в этой области – это работы Нишимото, Гэлэнта и их сотрудников. Его суть в следующем: испытуемый просматривает момент кинофильма, а на экране компьютера воспроизводятся эти узнаваемые движущиеся картинки. Эти эксперименты очень хорошо описаны в научной работе, опубликованной в конце прошлого, 2011 года. Это направление, именуемое чтением мозга, или нейрокриптологией, бурно развивается, оно имеет принципиальное значение для решения задач функционального моделирования феноменов сознания.

 

Но оно влечет и значительные риски и угрозы: скажем, если нейродинамический код явления субъективной реальности будет основательно расшифрован, это повлечет очень серьезные последствия. Скажем так, наша цивилизация основана на принципе относительной автономности личности, когда субъективный мир личности закрыт и она открывает его по своей воле, дозирует свою искренность. Это понятно всем. Если мы основательно расшифруем мозговые коды, то личность будет открыта, т.е. я смогу помимо вашей воли знать ваши намерения, мысли, желания и так далее. Кстати, дело идет к этому весьма быстро. Возникают вопросы: в чьих руках будут эти технологии, кто будет кого открывать и зачем?

 

Мы можем предпринять и другой мысленный эксперимент: скажем, все открыты – грубо выражаясь, никто не врет, говорят только правду. Что произойдет при нашем нынешнем homo sapiens в экономических, политических отношениях? То есть здесь нужна другая цивилизация. Эти мысленные эксперименты очень интересны в плане размышлений о будущем человечества.

 

Давайте пойдем дальше. В нашей психической деятельности качество субъективной реальности связано с двумя основными свойствами. Первое: данность нам информации в чистом виде – это означает, что когда я мыслю о чем-то или вижу что-то, то мне дана информация как таковая и совершенно исключены знания о носителе этой информации: я не чувствую и не знаю ничего, что при этом делается в моем мозгу. Это называется данностью информации в чистом виде. Второе: способность оперировать этой информацией по своей воле в довольно широком диапазоне. Это тоже понятно: я могу довольно свободно переключать свои мысли и оперировать своими образами.

 

Здесь важный вывод: поскольку явления А и Х одновременны и однопричинны и взаимооднозначно соответствуют друг другу, тот факт, что я могу управлять по своей воле А, означает, что я могу по своей воле управлять Х. Другими словами, моя способность произвольного оперирования информацией в «чистом» виде (т.е. моими образами, мыслями) означает мою способность произвольно оперировать их мозговыми носителями, некоторым классом собственных мозговых нейродинамических систем. Не сознавая, мы постоянно делаем это (часто не лучшим образом!). Указанные операции совершаются на уровне Эго-системы головного мозга – функциональной подсистемы головного мозга, представляющей наше Я. В этом плане имеются серьезные работы (Эделмен, Дамасио, Либет, Матюшкин и другие), исследующие эту подструктуру, подсистему мозга, ответственную за наши личностные характеристики, которая включает подсознательно-бессознательный контур информационных процессов.

 

Но отсюда следует, что Эго-система головного мозга является самоорганизующейся системой и что акт свободы воли есть акт самодетерминации – как в плане производимого выбора, так и в плане генерации энергии для достижения цели. Именно эти свойства самоорганизации, саморегуляции, самодетерминации являются, пожалуй, наиболее трудными в проблеме создания искусственного мозга, особенно когда речь идет о задаче самопреобразования ценностных структур и творчества новых жизнеутверждающих экзистенциальных смыслов. Это относится и к проблеме психической причинности, которая является крайне важной. Именно Эго-система головного мозга воплощает в себе ценностно-смысловые регистры сознания и произвольной активности, а также генетически обусловленные диспозициональные свойства личности, поэтому она является главным объектом, если так можно выразиться, «ремонта» психики и тем самым природы человека.

 

Создание такого типа сознания, которое заслуживает бессмертия. Средства для этого и для разработки проекта «Россия 2045» в его главных отделах предоставляет конвергентное развитие NBIC: нанотехнологий, биотехнологий, информационных и когнитивных технологий.

 

Спасибо за внимание.


Новости
07.06.2012
В Москве в рамках Конгресса Global Future 2045, который состоялся в феврале 2012 года, прошел круглый стол «Диалог конфессий».
21.02.2012
Конгресс “Глобальное будущее 2045” после трех дней пленарных заседаний завершился 20 февраля круглым столом, посвященным формированию…
20.02.2012
В дни проведения международного конгресса Global Future 2045 в Москве, Министерство обороны США и Агентство передовых оборонных…
20.02.2012
Александр Болонкин, астрофизик, старший научный сотрудник NASA, обратился к руководству и участникам международного конгресса «Глобальное…
19.02.2012
Манифест Барри Родрига на конгрессе GF2045: "Будущее – это измерение, к которому стремятся все формы жизни".